Рефлексия и реакция


Kanal geosi va tili: Belarus, Ruscha
Toifa: Siyosat


Авторские размышления о процессах в Беларуси. Связь - reflectionbelarus@pm.me
Поддержка: patreon.com/reflectionbelarus

Связанные каналы  |  Похожие каналы

Kanal geosi va tili
Belarus, Ruscha
Toifa
Siyosat
Statistika
Postlar filtri


Выборы в КС

Подписчики просили написать про выборы в КС. Что ж, выполняем просьбу.

КС мог бы стать прекрасным инструментом репрезентации гражданского общества и создания платформы нового лидерства. Но есть одна огромная проблема: с очень высокой степенью вероятности в голосовании примет участие мизерное количество людей. Этим самым КС будет во многом дискредитирован как представительский орган с самого начала. Почему так будет?

Нехитрая математика. На пике политизации - на выборах в 2020м платформой “Голос” воспользовался примерно миллион человек. Это примерно каждый пятый избиратель. На платформу работали все крупнейшие независимые медиа. Уровень политизации в обществе был запредельным. Тогда, в 20м, никаких реальных санкций за использование “Голоса” не было, а значит люди не боялись им пользоваться. Сама платформа представляла собой простейший чат-бот в телеграмме, который активизировался одним нажатием.

Сегодня общество максимально деполитизированно. За “неправильные” телеграмм-боты можно получить срок, от административного до уголовного. Охваты медиа падают, тема политики в массовой повестке ушла. При голосовании в КС необходимо устанавливать приложение и проходить в нем авторизацию - это значит оставить море цифровых следов. Реально в массе в голосовании примут участие люди, которые а) не в Беларуси б) не ездят в Беларусь в) остаются в политической повестке. Это несколько тысяч человек, максимум - пара десятков.

При этом сам по себе концепт представительского органа вполне себе нормальный. В основном даже не для какой-то важной текущей деятельности и не для поиска каких-то особых смыслов (все равно ресурсов победить государство “в лоб” нет и не предвидится), сколько на кризисный сценарий. КС мог бы потенциально сесть за условный “круглый стол”, как представители той части общества, без которой невозможно говорить о какой-либо нормализации политической ситуации в Беларуси и достижении внутреннего согласия и легитимности у любой пост-лукашенковской власти. Предыдущий состав КС опирался на организации - и можно было сказать “мы представляем организации”, широкая сетка актива, это вполне себе нормальный политический капитал. Другой вопрос когда активисты приравниваются к обычным избирателям. Здесь цифры будут играть не в пользу КС.

Ну и последний фактор - усталость от умножения количества политических институтов и ассоциированных с этими институтами людей, при незаметных политических результатах. Впрочем, этот фактор можно обыграть в другую сторону: КС может привести к новому формату лидерства, где будут учтены интересы всех тех, кто по каким-либо причинам не хотел встраиваться в вертикальную иерархию ОСТ/ОПК. Именно по этой причине, все же несмотря на все минусы, переформатирование и расширение КС может иметь позитивный фактор для белорусской оппозиции.

Да, сейчас, к сожалению, приходится возвращаться к термину “оппозиция”. Потому что борьба возвращается из канвы технической “как сменить ненавидимый массами режим” в канву политической - борьбы за умы и внимание людей: тем кому в 2020 было 13, сегодня уже 17. А накачка экономики деньгами при жестком контроле цен, отсутствие войны на территории даёт иную оптику взгляда на события для среднестатистического обывателя. Под таким углом любое движение и дискуссия, генерация поводов для медиа для политиков лучше чем отсутствие всего этого, даже если ассоциация идёт со знаком минус. Слишком часто в истории минус менялся на плюс в одно мгновение.


Футбольная война

Минспорта РБ выступило с интересным обращением на своем сайте: речь идёт о проведении второй лиги чемпионата по футболу Беларуси. Всего лиги в Беларуси три - высшую и первую проводят под эгидой АБФФ (Белорусская Федерация Футбола), и вот за то, кто должен проводить вторую и идёт спор.

Если кратко описать суть конфликта - АБФФ приняла реформу второй лиги, минспорта с ней не согласилось и настаивает “вернуть всё взад”.

Федерация стартовала проведение лиги под своей эгидой. Итог - куча команд не доехали на первый тур. Причина: намек из минспорта, что кто будет участвовать в соревновании, тому будут вставлять палки в колёса на предмет госфинансирования. Но федерация во многом существует за деньги УЕФА и ФИФА - международных футбольных ассоциаций. И ссылается на то что такое грубое вмешательство минспорта может привести к исключению Беларуси из этих ассоциаций (нет еврокубков, нет игр сборной и т.п. - российский вариант).

На первый взгляд кажется что это мелкий межведомственный спор, которому не стоит уделять внимание вне контекста любителей спорта. Но обратим внимание на следующее:

1. И АБФФ, и Минспорта - в доску лояльные режиму организации. АБФФ возглавляет бывший губернатор Витебской области Шерстнёв, Минспорта - бывший охранник Лукашенко Ковальчук.

2. Конфликт длится примерно с начала февраля и по сей день, достиг острой фазы - фактически соревнования сорваны. Три месяца идёт война в прессе и в кулуарах.

Вопрос - а вообще в государстве осталась сила, способная решать внутриведомственные конфликты такого уровня? Где же тот арбитр, который возвышается над всеми ветвями власти и должен быстро навести порядок, обозначить единственно правильное видение ситуации? Где же главный любитель спорта?

То что мы видим на примере футбольного конфликта - это лишь видимая часть процессов внутри системы. Этот конфликт вышел на поверхность, потому что футбол - вещь публичная, и такие прецеденты как срыв соревнований будут заметны не только их участниками, но и прессой, специалистами и т.п. Логичным образом встаёт вопрос: а как в других, менее публичных отраслях? Там тоже идёт тихая война всех против всех?

Почему-то ослабление власти Лукашенко большинством воспринимается как в первую очередь политические, идеологические уступки своим политическим оппонентам. А ослабление - вот оно. Невозможность и нежелание держать в фокусе миллион проблем и внутрисистемных конфликтов. Со “змагарами” всё просто - сажать. А когда конфликтуют две фактически прогосударственные организации? А ведь количество ресурсов в системе падает, борьба за них обостряется. Арбитр должен держать руку на пульсе и пресекать любую разбалансировку. А в итоге получается что всё что за пределами вопросов безопасности уже воспринимается как вещь вторичная и необязательная. Сами разберутся.

Но не разберутся. У текущей архитектуры системы нет иных механизмов согласования межведомственных интересов, кроме как через первое и единственное лицо. И если оно не исполняет свои функции арбитра - система заходит в тупик и перестаёт функционировать. Конфликтующие пытаются идти в публичное поле, потому что это тоже ресурс давления, единственно возможный когда аппаратный ресурс не работает. Поэтому вопрос времени, когда в публичном поле по аналогии с конфликтом спортивных организаций, начнутся выяснения отношений между множеством организаций силовых.


2. Условный сценарий “Сахащик”. ВС РБ капитулирует, Россия не успевает закрепиться на западных рубежах Беларуси. В Минске приходит прозападное правительство. Россия реагирует попыткой создать фронт на восточных рубежах Беларуси. Здесь сложно предсказывать, т.к. счёт пойдёт на дни. Если удастся - то возьмут малыми силами Гомель, Могилев, Витебск и там уже будут строить оборону вокруг этих городов. Это тоже катастрофа, но уже для Востока Беларуси. В оптимистичном варианте удается стабилизировать фронт по границе РБ. Но это всё равно будет фронт. В Россию НАТО открыто сунется вряд ли. А вот сдерживать попытки наступления оттуда придётся. Повторимся, здесь крайне трудно прогнозировать.

3. Сценарий “Нейтралитет 2.0”. Каким-то образом удаётся вывести Беларусь за скобки конфликта с гарантиями признания нейтралитета с трех сторон. Это означает что придется договариваться и с русскими, и с лукашенковскими. В принципе, сценарий мог бы реализовать Лукашенко если бы он мог консолидировать всех как политик общего согласия. Но это невозможно с ним при власти, потому что часть людей, сильно недовольных режимом, будут готовы использовать любые внешние обстоятельства чтобы сместить Лукашенко. А значит здесь нужен круглый стол внутри, с фиксацией договоренностей внешними гарантами. Это самый лучший для Беларуси сценарий, но для его реализации требуются чудеса гибкости и дипломатии. России в этом варианте можно предложить вынос Беларуси за скобки, при фактическом её проигрыше, однако при гарантии что территория Беларуси не будет представлять для России угрозу. В таком случае и Россия и Запад смогут сфокусироваться на украинском фронте для выяснения отношений.

Могут быть комбинации различных вариантов: 1+2 (часть армии капитулирует, часть сопротивляется) или 2+3 (капитуляция + договорняк чтобы дать выйти русским). Общее между вариантами то что во всех случаях Лукашенко теряет реальную власть. Поэтому в его интересах максимально сохранять статус-кво. Поскольку время работает на Европу, то этот статус-кво Европа будет поддерживать. Поэтому МНПЗ может работать спокойно, не опасаясь прилёта дронов.
Но рано или поздно карта Беларуси будет разыграна. Слишком это важный и жирный кусок, чтобы просто его оставлять в неопределённом статусе с непопулярным правителем, который держит ситуации изнутри на максимальном закручивании гаек и на небесконечной российской поддержке. Равно как и для России в какой то момент определённость с Беларусью станет важнее чем условный контроль над ней, который даёт не так много преимуществ, если не превращается в тотальный контроль хотя бы её части.

Звучит как фантастика? Возможно. Но оглянитесь вокруг: то что немыслимо вчера, сегодня стало нормой, и так год за годом этого кровавого десятилетия. Хотелось бы предусмотреть все варианты и встроить внутрибеларусский дискурс в региональный и глобальный контекст, который всё отчетливее начинает доминировать над внутренним.


Немного пояснений и комментариев по поводу вчерашнего поста.

С точки зрения военного опыта, главной особенностью проведения операций в украинском конфликте является тотальный приоритет эффективности внезапности. Гиркину потребовалось 40 человек чтобы взять Славянск. Сейчас чтобы россиянам взять Славянск, нужны сотни тысяч бойцов, сотни тысяч снарядов и 6-12 месяцев кровопролитнейших боёв, в результате которого победитель получит заминированные руины на месте города. Похожий пример можно привести про Херсон, только в этот раз город уцелел благодаря отступлению войск.

Вариантом выхода из этого тупика на фронте обсуждается применения тактического ядерного оружия. Минусы очевидны - применивший ядерное оружие впервые с 1945 года автоматически станет демоном в глазах всех мировых медиа и это откроет дорогу любым способам противодействия ему, включая ядерный ответ, и отвернёт от применившего всех союзников.

В то же время есть более простой способ достичь желаемого - атаковать там, где враг не ожидает. Атаковать стремительно, растягивая силы врага, распыляя его ресурсы на разные участки фронта. Атаковать так, чтобы захватывать территорию быстро, пока не успели опомниться и выстроить оборону. Этакий блицкриг 2.0. Эту тактику осознают и НАТО, и Украина (“щупает” бреши рейдами РДК) и РФ.

Что может малыми силами сделать РФ? Она может попытаться атаковать страны Балтии, с расчётом на то что союзники по НАТО не вступятся. Здесь даже неважно - будет ли успешной атака или не будет. Это вторично. Первично - это развалить НАТО, по старому доброму принципу “почему англичане должны умирать за Данциг”. В случае неуспеха, можно будет быстро отойти поджав хвост. В любом случае это уменьшит снабжение Украины, т.к. НАТО придётся основательно укрепляться на восточном фланге.

Эта схема ломается если НАТО применяет аналогичную тактику в отношении Беларуси. “Готовы ли русские умирать за Лукашенко?” - так будет звучать этот вопрос. Да, Беларусь формально под российским ядерным зонтиком. Но см. выше - кто первый применяет ядерку, тот и проигрывает стратегически, даже если тактически будет выигрыш.

“Если драка неизбежна, бей первым” - кто сказал что этот принцип может применять только Россия? С той разницей что роль медиа в современном западном мире столь велика, что без явной провокации никаких решительных шагов не будет. Без 11 сентября 2001 общественное мнение не дало бы добро на ввод войск в Ирак и Афганистан. Ровно также и здесь. И даже не нужно самим организовывать эту провокацию - Путин сам её сделает в рамках своей логики (см. выше).

Итак, мы имеем исходную ситуацию конфликта НАТО и ВС РБ+РФ на территории Сувалки/Северо-Западная Беларусь. Войска НАТО отмобилизованы, прекрасно оснащены и мотивированы. Калининград блокируется. Балтийское море - внутреннее озеро НАТО. Войска РБ были донорами боеприпасов (и возможно техники) для ВС РФ. Потенциальный процент тех кто активно поддержит вступление войск НАТО в Беларусь - треть населения. При такой диспозиции возможны следующие сценарии:

1. России удается создать боеспособную группировку из ВС РБ и своего контингента и выстроить фронт, который не рушится, а окапывается и обороняется с опорой на крупные города (Брест, Гродно, Лида, Ошмяны, Сморгонь, Полоцк). Это означает что с высокой степенью вероятности этим городам грозит судьба прифронтовых/фронтовых украинских городов. Под натиском сил превосходящего противника объединенная группировка будет отступать, оставляя после себя выжженную землю. Катастрофа для Западной Беларуси. Минск двухмилионник, взять его группировке НАТО скорее всего будет не под силу. Здесь возможны различные сценарии, но все они так или иначе означают раздел Беларуси, до тех пор пока Россия не капитулирует по всем фронтам.


Это реакция на провокацию, как если она была бы реальной угрозой.

У РФ и РБ нет сил деблокировать Калининград. На создание необходимой группировки потребуются месяцы. Но европейская часть НАТО впервые за долги годы из позиции умиротворения переходит в позицию силы: хорошо, создавайте казус белли. Со стороны альянса есть 20-тысячная отмобилизованная группировка. Любая провокация с высокой степенью вероятности приведёт к ответной интервенции в Беларусь, в военном отношении слабую и в политическом отношении представляющую собой тлеющий пожар. Когда перед военными станет выбор воевать за режим или сдаться врагу, технически его превосходящего, какой они выбор сделают?

Лукашенко не может этого не понимать. Поэтому он всеми силами будет стремиться не допускать провокаций, тем самым играя против Путина и, парадоксальным образом, за Украину. Потому что если двигаться по логике доигрывания партии, то неизбежно материальное снабжение Украины в нормальном сценарии будет улучшаться, по мере насыщения арсеналов в Европе, в том числе возможен вариант и помощи в самом тяжелом ресурсе - в людском. Это означает что Россия вновь начнет проигрывать на поле боя. Это означает что первый фронт где потерпит крах РФ будет украинский, а не беларусский.

Посмотрите что творят спецслужбы Украины в России. Нефтепереработка полыхает. Пропагандисты взрываются. Если бы десятая доля сил что идёт на дестабилизацию режима в РФ через экономику и персональный террор шла в отношении Беларуси, то уже давно бы шаталось всё. Но в Беларуси тихо. Причина одна - Лукашенко пока устраивает всех. Европу - как тот, кто может максимально блокировать усилия РФ по созданию второго фронта в Беларуси силами беларусов. Россию - как тот, чьё крушение рискует моментально в несколько дней передвинуть войска НАТО под Смоленск без какого-либо сопротивления внутри.

Но вопрос здесь не в том будет разыгран этот фронт или нет. Он будет разыгран. Вопрос когда он будет разыгран, после Украины, до, или параллельно. Равно как и будет решен вопрос с Приднестровьем, в высокой степенью вероятности и с грузинскими территориями. Возможно множество вариантов, но готовность России воевать до конца создала принципиально новую картину.

Здесь хочется пожелать чтобы экспертная среда по Беларуси перестала жить реалиями марта 2022. Мир меняется, 2024 уже по первому кварталу совсем не похож по динамике событий на 2023й. Вполне вероятно, перемены могут произойти совсем не в той форме и не в то время, когда они по логике могли бы ожидаться.

Единственное на что можно в этой ситуации повлиять - так это на то будет ли в Беларуси устойчивый фронт. Потому что если в Беларуси будет фронт, то это конец для нации. Если в Беларуси всё рухнет за несколько часов или дней - у нации есть шансы. И здесь нужно откидывать эмоции и очень четко смотреть на картину и ставить приоритеты. Скорее всего, придётся договариваться с очень неприятными людьми, которые наворотили очень много плохих дел. Возможно, придётся пойти на очень серьёзные тактические уступки, чтобы выиграть стратегически. Готовы ли беларусы к этому? В первую очередь те, которые являют собой зарубежный актив? Вопрос риторический.


Большая война и большой блеф

Европа на всех парах несётся к большой войне. Про это не говорит сейчас только ленивый. Ружьё повешено на стенку в спектакле. Россия всей внутренней логикой своего развития перестраивается под тот факт что война будет идти где-то всегда (не хочется упоминать про набившего оскомину Оруэлла, но тут аналогия уместна). Отсутствие войны создаёт риски, как у старого автомобиля, который едет, пока он едет. А как только останавливается и выключается, то может не завестись.

Европа это понимает и реагирует. Высказывания Макрона, гигантские учения, а главное - разворачивали ВПК. Линии ВПК не строились бы, если бы для продукции не было сбыта. Значит сбыт будет. Значит Европа готовится к большой войне, на фоне неопределенности будущей политики в США. Это не план какой-то конкретной страны или какого-то конкретного чиновника в госдепе или штабе НАТО. Это общая атмосфера, общий понятный всем вектор.

И можно было бы дальше строить миллион прогнозов разной степени апокалиптичности, если бы не одно обстоятельств - у России нет сил на новую войну. Имеется в виду полноценную конвенциональную масштабную операцию.

Рост российской экономики по итогам первых двух месяцев остановился. В первую очередь вышли на плато отрасли ВПК. Среди причин можно выделить две: ограничения станочного парка (который трудно пополнять из-за санкций), а также главную - кадровые ограничения. Людей не хватает. С мигрантами есть вопросы (попробуйте посмотреть на теракт в “Крокусе” через призму бенефициаров борьбы с миграцией, будет интересная пища для размышлений. Фактически стройка недвижимости в РФ станет в случае массового неприятия таджиков. А самая крупная аппаратная борьба в РФ сейчас - это борьба строительного лобби за дешевый ипотечный кредит с Минфином, который не может дать дешевый кредит).

Соответственно, можно говорить о том что в количественном отношении сейчас ресурсов РФ хватает на поддержание текущей войны. И ресурсов будет становится меньше, т.к. санкции хоть криво и косо но работают, а построить танк с нуля совсем не эквивалентно усилиям по его расконсервации. Есть свидетельства качественного изменения характера боевых действий (применение дронов, УМПК, новые тактики и т.п.), но степень возможности развития этого не бесконечна, во-вторых точно также развитие мысли и технологии идёт и на обратной стороне, свидетельством чему является крайне медленно движущаяся линия фронта при явном недостатке снабжения ВСУ.

Если война неизбежна, но сил воевать наращивать фронт, увеличивать его, вооружать новых мобилизованных нет, то что нас ждёт в итоге?

Это выглядит как партия с понятным концом, которую просто нужно сыграть. При этом все стороны поставили себя в рамки когда они будут её играть, даже если для одной стороны конец понятен. По крайней мере, пока идёт игра, то можно оттягивать проигрыш и надеяться на чудо.

РФ не может не провоцировать. РФ не может не повышать градус провокаций, вплоть до ядерного. Вероятность того что дойдёт до ядерных ударов, всё же, пока не очень велика. Просто потому что стратегически после вступления Финляндии в НАТО, альянс может блокировать выход подлодок в открытое море и контролировать их численность, в случае любой угрозы уничтожать. Из триады остаются МКБР и авиация. Состояние ПВО все видят. МКБР как носители регулярно расходуются по целям в Украине. Ядерных испытаний не проводилось. Да, у России есть шансы нанести ущерб в ядерной войне, ущерб неприятный. Но шансы победить и выжить в ядерной войне минимальны. А кто первый выпустит ядерного джинна из бутылки, на того и повесят всех собак. Поэтому провоцировать и шантажировать выгодно по максимуму, но не применять.

Коренное изменение ситуации заключается в том, что Европа взяла шантаж и провокации как повод показать их как чистую монету перед своими избирателями. Да, русские хотят войны, да, Трамп хочет развала НАТО. Поэтому мы должны просыпаться и запускать производство. Проводить учения. Давать открытые гарантии что в случае ухудшения ситуации на фронте в Украине туда войдут войска НАТО.


Косплей

Тактика российской оппозиции в электоральном цикле 2024 представляет собой полное калькирование тактики оппозиции на выборах-2020 в Беларуси. Просто буквально один к одному:
- женские марши / женские возложения цветов. Обязательно в белом
- очереди на этапе сбора подписей как форма митинга. Попытка раскручивать “пустых” технических кандидатов как лидеров протеста
- призывы приходить на участки в определенное время и т.п.

Не хватает только бюллетеней гармошкой. Женское лидерство уже есть.

На все аргументы что в Беларуси, вообще-то, протесты не помогли сменить власть есть железный контраргумент: у Лукашенко был Путин, который его спас; у Путина нет такого “Путина”.

Но власти РФ не хотят даже пробовать играть в игру и стали действовать жестко сразу. Всем кандидатам недопуск. Любые точки кристаллизации протеста изнутри зачищаются. Но это если смотреть глазами либерала в рамках полиберальней повестки. Если смотреть глазами лево-патриотической повестки, то поляна от “внесистемников” была зачищена задолго до того как взялись за либералов. Главными внесистемниками были Пригожин и Стрелков. Из влиятельных лидеров мнений левых в тюрьме сидит профессор Кагарлицкий. Практически все спойлеры используют левую и патриотическую риторику для того чтобы оттягивать электорат на себя, либо деполитизировать его за счет омерзительности своего образа.

Отсюда можно сделать интересный вывод: левой-патриотической повестки российская власть боится гораздо более чем либеральной. В этом ключевое отличие ситуации в России от ситуации в Беларуси. Это обусловленно ещё и исторически: в Беларуси по всем соцопросам и по результатам выборов в 90х когда голоса ещё считали к национально-либеральному спектру стабильно можно было отнести до 30% избирателей. Это много. В России либералы никогда не набирали серьёзных цифр (не считать же либералами “либеральную” ЛДПР, которая выиграла первые парламентские выборы в 90е). И даже до революции 1917 когда были какие-никакие традиции парламентаризма левые всегда доминировали. Выборы в учредительное собрание выиграли левые силы с огромным перевесом. В исторической традиции России всегда сильны настроения более справедливого разделения ресурсов: земли, недр, бюджета и т.п.

Левый-патриотический запрос сейчас в России огромен. Это не обязательно провоенный запрос. Ленин был открыто за поражение в той войне, справедливо считая что риторика передела земли для крестьян важнее чем вопрос побед на фронте. Мы видели проявление этого запроса в поддержке мятежа Вагнера в Ростове, когда горожане массово вывалили на улицы. Пригожин не стал выносить разборки на политический уровень, но для приговора ему хватило и того что он натворил. Проблема в том что либералы, которые профессионально заточены на пропаганду и электоральную борьбу за власть, которые имеют свои медиа, инфраструктуру, связи с Западом - органически не могут выражать левый запрос. Они периодически пытаются это делать, но получается не очень. Потому что эти люди по специфике своего рода деятельности, происхождения, источников дохода плоть от плоти либералы и не могут быть другими.

Поэтому настоящие политические перемены начнутся в России, если на горизонте появится стихийный лидер с левой-патриотической повесткой и массово набирающим обороты движением, делающим ставку на низшее и среднее силовое звено (которые устали от войны), который будет по духу органическим выразителем левых взглядов и сумеет увлечь людей за собой. По либеральному флангу пока мы видим лишь дежавю, которое не может закончится иначе тем, чем закончилась на текущий момент беларусская история 2020 в виде конкретных политических сил и персоналий и даже в более скромной форме.


Если эти факты будут ложится в резонанс с аналитической картиной мира, то это может усилить эффект принятия решений самим человеком, и даже если это не будет решение об уезде - это будет формирование определенного мировоззрения. Если эти факты будут идти этой картине мира наперекор - то тем хуже для фактов это может вызывать глубокий внутренний личностный кризис, который может вылиться парадоксальным образом в игнорирование и отрицание этих фактов, в отстранение, вычеркивание из жизни этого источника, в крах картины миры - палитра вариантов весьма широка. Но глубоко внутри человек уже не сможет игнорировать данность, скорее будет под нее подстраиваться чтобы выбрать максимально комфортную для себя психологическую позицию.

Принятие факта “там лучше” неизбежно ставит вопрос “а почему там лучше?”. На вопрос можно дать много ответов не разрушающих привычную картину мира, даже если она антизападна по своей природе (например “они грабили колонии” или “они печатают доллары”). Но неизбежно по каналу коммуникации будут доноситься небольшие факты из жизни и быта, которые медленно будут отстраивать более объективную картину. Например про сортировку мусора. Про возможность выбрать куда потратишь часть налогов. Про выборы шерифа/директора школы - которые внезапно реально выборы, а не формальность. Про то как ведет себя полиция. Ну и наконец про близкое всем - про ассортимент и цены в магазинах, доступ к сервисам, возможность съездить в отпуск и т.п.

И эта коммуникация идёт каждый день. Идет глобальный сдвиг сознания. И беларусы в этом пути не уникальны, практически вся восточная Европа прошла этот путь. Страны Балтии в СССР стояли особняком ровно по той же причине - огромная диаспора извне давала возможность получать информацию на уровне от людей к людям, а не с радио “Голос Америки”. Именно поэтому эти страны после распада СССР влетели в Европу пулей. (И именно поэтому в СССР потребление в странах Балтии было выше - центр понимал что там есть связи с заграницей, поэтому старался “не ударять в грязь лицом”).

А если процесс пройдет чуть подольше, то естественным образом в местах эмиграции будут появляться беларусские капиталы, уже совсем независимые от непосредственно деятельности на территории Беларуси и никак с ней не связанные. И в рыночной экономике эти капиталы будут расти. Такие капиталы уже частично проявили себя как политический фактор. Но пока их недостаточно и они не могут конкурировать с капиталами внутри страны. Но со временем смогут, потому что экономики развитых стран растут, а беларусская - стагнирует. Что было бы если был бы не один Сахащик со своей строительной компанией в Польше, а было бы 20, 50, 100 таких сахащиков по всему миру? Что было бы если миллиардных IT-компаний с руководителями родом из Беларуси было бы не 3, а 33 ? Это не риторические вопросы. В этих вопросах содержится и ответы на то что будет в будущем. И только так произойдут действительные, а не формальные перемены - через интеграцию в развитый мир напрямую, вне плоскости текущей политической повестки. И эта интеграция может идти только на уровне людей и связей, государство может мешать, может помогать, может помогать косвенно - например выгоняя людей, может даже закрыться, но критическая точка по количеству выехавших уже пройдена.

И более того, если бы в 20 году победила революция, то процесс пошёл ровно таким же образом. В стране с шатающиеся экономикой сотни тысяч-миллионы поехали бы работать на Запад. Поэтому то что происходит сейчас, в каком-то смысле, естественный путь, который прошли многие страны. И конец этого пути так или иначе закономерен - Беларусь станет частью Европы в цивилизационном смысле. Вопрос в цене, но на это повлиять как раз вряд ли уже кто-то способен, ибо фигуры ходят теперь в этой партии лишь так как могут ходить, а не так как хотят.


Беларусь идет в ЕС. Прямо сейчас

Этот тезис может выглядеть как сумасшествие в начале 2024 года. Но.. раз вы уже остаетесь подписанными на канал где тексты выходят редко, то наверняка цените возможность позволить посмотреть на происходящее через другую оптику, за что вам и спасибо.

Существует две картины мира: картина мира аналитически-политологическая, которая формируется набором фактов и новостей, попыткой их уложить в определенную картину мира, с последующей редактурой этой картины. Это нормальный процесс, построение такой картины сохраняет целостность психики людей, объясняя причинно-следственные и системные связи происходящего и снижает тревожность за счет того что большее знание, большее понимание позволяет снизить риски необдуманных шагов.

Другая картина мира - это картина мира в области бытового поведения. Какие решения мы принимаем в быту. Например, жениться или нет. Какую работу выбрать. Заводить детей или нет. Переезжать или нет и т.п. Это целиком поле нашего контроля и здесь помимо первой картины (которая тоже влияет) очень влияет опыт ближнего окружения. При этом человек, имеющий картину мира аналитическую, которая отличается от бытовой, скорее сделает выбор в пользу бытовой. Потому что там - эпос, титаны рубятся с атлантами. Принятие решение по первой картине - для стратегов, для управляющих структурами. А во второй картине - обычная жизнь, которую хочется прожить как можно более уютнее.

Так вот, эпохальным сдвигом второй картины мира на рубеже 10-20х годов явилось то, что практически у каждого взрослого беларуса появился кто-то знакомый, кто уехал за границу (и не в Россию). Тренд на самом деле начался ещё после аннексии Крыма, когда обвалившийся российский рубль заставил беларусских гастарбайтеров начать смотреть в другие стороны (в первую очередь, конечно, в сторону Польши). Поэтому нельзя говорить что нынешняя эмиграция - это только политэкономическая эмиграция среднего класса. Все таки есть определенный аналог сообщающихся сосудов на рынке труда. Если в Польше официально установленная минимальная зарплата превышает 1000 долларов, в то время как в Беларуси медиана не дотягивает в большинстве районов до 500 - рано или поздно поток людей поедет. Тихо, незаметно, не обвально как случилось с IT или теми кто был активен в протестах. Не будем сейчас об абсолютных цифрах - интересно порассуждать о самом феномене и его влиянии на общество. Разумеется, есть некие категории/сообщества людей, среди которых доля уехавших совсем невелика. Но в среднем по больнице, если близкий круг общения человека составляет 10-15 человек, то там с довольно высокой степенью вероятности окажется уехавший. Если говорить про “слабые связи” - т.е. социальный круг в 100-150 человек знакомых и приятелей, то там уехавший будет со 100% вероятностью. Дальнобои, врачи, строители - спектр профессий уехавших широк и пересекается с профессиями условного “жителя райцентра”.

Это означает что у большинства беларусов появился стабильный источник информации “как оно там”. И самое главное - тот источник, которому можно доверять. Тот источник, который очевидно испытывая трудности адаптации, справедливо расскажет о всех плюсах и минусах, вне политической повестки. И чем дольше будет идти процесс, тем меньше будет обратной связи искаженной адаптационным шоком в ту или иную сторону. Тем больше будет в массовое сознание проникать факт что “везде не намазано мёдом, эмиграция - тяжелый стресс, но в среднем на длинной дистанции там лучше”. Для беларусов особенно важно слышать это не с телевизора и даже не из ютуба - а от знакомого, потому что ютуб и телевизор в сознании человека малой группы создан для манипуляций априори. А знакомому нет резона врать.


Не все спокойно в экономике Китая, на который идёт основная ставка как на рынок сбыта. Да и в Штатах и ЕС есть вопросы по экономике, большинство экономистов считают позитивным сценарием стабильный небольшой рост, но сценарий бума выглядит точно фантастическим. А ведь есть еще негативные сценарии. Любой "чих" экономики в США - это удар по печени экономике мировой, а для стран третьего мира - удар по голове кувалдой.

В Беларуси станок тоже работает. Казалось бы, по граблям уже этим не раз ходили, т.е. все включая самое высшее руководство осознают последствия такой политики. Но идут на неё, потому что нет выхода. Цикл от включения станка до прорыва обычно занимает меньше года. Надежда на силовиков и страх войны. Какими бы не были силовики, они тоже в массе люди. Они все видят. 20й год можно было протащить на простом лозунге “все равно Лукашенко все порешает, договориться с Москвой и мы будем жить как раньше”. Не получилось порешать, с каждым днем во всех сферах всё менее похоже на “как раньше”. И дело даже не в экономике, а в общей атмосфере. От всеобщей слежки всех за всеми устают. А вожди стареют. А кормовая база уменьшается.

Можно было бы начать анализировать детальнее, смотреть на ходы, просчитывать последствия. Многие классные каналы так делают. Но хочется посмотреть более глобально. Мы на пороге краха целого региона, каким мы его знали. Рухнут все - и Россия, и Беларусь, и Украина, возможно зацепит и страны ЦВЕ, возможно будет шататься ЕС, неизвестно в какой степени начнут о себе давать знать проблемы в Китае, которые их официальная статистика маскирует как может. Тактика России понятна: увеличивай хаос как можешь, в какой то момент все устанут и предложат зафиксировать статус-кво. Проблема в том что количество хаоса может быть столь велико, что статус-кво будет фиксировать не с кем. А если и будет с кем, то не факт что этот статус-кво продержится дольше времени, чем высохнут чернила на подписи.

Все это в мировой истории уже проходили. Надо просто это пережить. И у Украины здесь есть один железобетонный козырь - высокая адаптивность к изменениям. Эта адаптивность даёт шанс на выживание Украины как государства. Беларусь просто гомогенная и небольшая. Теперь уже с огромной диаспорой, которая в течение нескольких лет начнет выходить на главные роли не как фактор политический, а как фактор экономический. Просто потому что инфляций евро и доллара меньше чем инфляция рубля. А экономический рост там - больше.

И хуже всего стратегически в регионе дела у России, несмотря на то что "по очкам" на текущий момент дела выглядят весьма неплохо на фоне остальных. Потому что страна большая и сложная, и деньгами все эти годы заливалось столько проблем, что теперь уже непонятно в каком состоянии эти проблемы. Но никто не знает что будет со страной, если больших денег не станет.

В гибели старого рождается что-то новое. Предновогоднее пожелание лишь одно - чтобы эти роды были быстрыми и как можно менее болезненными. Даже если это случится не в 2024. А пока пристегиваем ремни.


Итоги/прогнозы

Нужно взять паузу и дистанцию, чтобы увидеть что изменилось, когда кажется что ничего не меняется.

Вообще рефреном 2023 года может стать именно эта фраза “кажется, ничего не меняется, становится только хуже”. Ключевое слово здесь “кажется”.

Вожди стареют. Экономическая база, несмотря на ситуативную подпитку, сокращается, что заметно по участившемуся переделу всего и вся (речь идет как о РФ, так и о РБ). Санкции начинают действовать в том плане что начинает ощущаться их эффект. С чего расти спросу на яйца, например? Люди не могут начать есть яйца в два раза больше внезапно. А вот дефицит кормов и прививок для птицы и сбой схем по их импорту может как раз внезапно наступить. Будут новые схемы, бесспорно. С каждой новой схемой цепочка будет усложняться, удорожаться. Все эти издержки будут топить систему. Борьба идёт не за качество, не за улучшение и даже не за стабильность - задача системы сделать ухудшения плановыми и контролируемыми, а не обвальными. А там глядишь все поменяется и снова будет фартить. Может и будет, может и поменяется. Но вожди стареют, а издержки в системе накапливаются. Вопросов становится больше чем ответов. Можно еще выгадать год, два, пять - что это изменит? Кто кому может дать какие гарантии? Любые политические изменения сейчас это не просто смена коней на переправе, это смена коней на хилом мосту над пропастью, который горит при землетрясении.

Ситуацию делает безоткатной и непрогнозируемой общее обозление и разрушение всех мыслимых и немыслимых правил игры. Когда ты сильный и позволяешь себе нарушать правила, то уничтожается сама культура соблюдения правил. И когда ты чуть дашь слабину, то никто уже не будет соблюдать правила в отношении тебя.

Но это лирика. Давайте смотреть на факты. Как и когда закончится война в Украине сейчас важно лишь с точки зрения условной бабушки в условном Мелитополе и её желании жить в рамках юрисдикции того или иного государства. Если в конце 2022 года еще можно было условно нарисовать некий позитивный сценарий для Украины, с той точки зрения что она выйдет из ситуации в общем скорее в плюс, то сейчас все сценарии исключительно условно-позитивные. Даже выход на границы 1991 года. Удар по экономике и демографии чудовищный. Владение территориями, на которые нужно вложить миллиарды чтобы они стали более-менее жизнеспособными - это обуза, а не приобретение. Самое плохое что свободных миллиардов в мире стало резко меньше. Настолько меньше, что уже под политическими предлогами блокируют помощь на самое необходимое, несмотря на то что поддержка Украины в данной ситуации целиком и полностью отвечает интересам США, да и деньги на поддержку уходят, в принципе, для Штатов небольшие. Но фон поменялся. Учитывая статичность фронта, то уже глобально, с точки зрения стратегических национальных интересов и России и Украины, неважно на какой линии война закончится и когда она закончится. Потому что война отыграла своё - запустила маховик внутренних процессов. Которые хорошо видны в Украине по возрождению публичной политики и не очень видны в России, потому что там нет публичной политики. Пока нет.

А впереди Россию ждут выборы. Первые нерегистрации потенциальных кандидатов и ажиотаж вокруг них показывают - будет нервно. Российская оппозиция хотела повторить сценарий Тихановской с Дунцовой - в Кремле не дураки, сценарий просчитали, новой Тихановской не будет. Будут старые опостылевшие рожи при полной демобилизации протестного электората. Такой план. Одно в этом плане не учтено - если в трубе есть давление и кран выхода закрыть, то давление найдёт себе новое место выхлопа. Значит будет сценарий не Тихановской, будет другой сценарий. Или, скорее всего, выборы пройдут показано-триумфально, а бабахнет потом. С экономики. Потому что по всем показателям экономику вытягивают от обвала как могут, тащат до выборов. Экономика не может бесконечно вытягиваться штуками монетаристов из ЦБ РФ. Тем более она в разы сложнее чем беларуская. Станок включили и он прорвёт. Рано или поздно, в том или ином месте.


Если раньше информация курсировала через мессенджеры и медиа, то теперь она курсирует между людьми напрямую. И это является естественным фильтром от информации неважной - если говорить о политике, то неважной является любая информация которая напрямую никак не влияет на жизнь беларусов в Беларуси и на её будущее. Мятеж Вагнера конечно был важной информацией, о которой говорили все. Заявления кабинета, офиса, отдельных инициатив перешли в разряд белого шума.

Общество как бы формирует вынужденную сетевую структуру. Но это не политическая структура. С точки зрения политики тоже происходит парадоксальная ситуация: при падении интереса к политике в целом, политическом вакууме и даже некоем увеличении пророссийских настроений (по причине того что никаких иных внятных идей кроме “мы с Россией” государство публично не транслирует, а российский телевизор продолжает делать свою работу), количество условно-крайне недовольных властью растёт. Именно за счёт фактора обширности репрессий. Ведь одно дело - когда ты просто недоволен экономической ситуацией (с ней, кстати, пока всё более-менее) или политикой, другое дело когда ты или твои близкие напрямую пострадали от государства. Мотивация отношений с государством в данном случае совершенно разная. Поэтому при общей деполитизации общества, растёт слой людей, которые условно “в день х готовы взять вилы”, и портрет этих людей совершенно иной, чем был портрет среднестатистического протестующего в 2020 (ядро этих протестующих в большинстве своём уехало или сидит).

История знает лишь два выхода из спирали внутреннего постоянно усиливающегося репрессивного напряжения. Первый - это откат репрессий по каким-то причинам (смерть лидера, внутренний трансфер власти, желание власти сделать “контролируемую либерализацию” и т.п.), в таком случае система достаточно быстро начинает идти вразнос. Второй выход - это война. Сразу оговоримся, риски вступления Беларуси в войну в Украине считаем минимальными. Но война в данном случае это просто вариант сброса накопившегося напряжения внутри системы исходя из внутренней логики. Это худший из сценариев, но, к сожалению, не неизбежный, поскольку режим, переживший перестройку и “контролируемую” “гласность” Горбачева прекрасно знает чем такие эксперименты заканчиваются в стране, которая до этого долгие годы жила в режиме завинченных гаек.

Вместе с тем, по причинам указанным в самом начале этого поста, абсолютное большинство людей (в т.ч. силовиков, чиновников и т.п) как никогда понимают что режим не вечен и ситуация не так стабильна как кажется. Россия может и не спасти. Но пока государство работает.

Прогнозов сегодня не будет, пусть читатели сделают выводы сами. Прогнозировать что-то в ситуации, когда даже такой важный вопрос как открытость границ с другими государствами не является определенным ни в какой степени, когда фронт может быть прорван в любой день, а посреди страны сидит толпа наемников с боевым опытом, с которой не понятно что делать - довольно таки неблагодарное занятие. И даже прогноз инерции что “завтра всё будет примерно как сегодня” с большой долей вероятности может не сбыться.


Вход в осень

Лето 2023го отметилось знаменательными и громкими событиями:

- мятежом Пригожина и его скоропостижной кончиной;
- украинским контрнаступлением, которое скорее не оправдало ожиданий чем оправдало, но в то же время показало что Украина способна наступать, а вот Россия наступать уже (пока) не способна;
- падением российского рубля, который потащил за собой беларусский, и поднятием ставки ЦБ РФ;
- множеством взрывов, атак, диверсий и прочих актов войны на территории РФ, что вкупе с предыдущими пунктами добавило очков нестабильности на территориях подконтрольных кремлевскому режиму.

Ничего здесь не будем говорить про отчетно-выборные мероприятия кабинета Тихановской, равно как и про конфликты в беларусской протестной (все больше хочется сказать классическое “оппозиционной”) среде. Тем более что поговорить хочется про Беларусь, а влияние зарубежных акторов на процессы в Беларуси колеблется в районе плинтуса, по объективным и иным причинам.

В Беларуси ощущается трансформация общества. Про этот процесс не пишут аналитики, потому что собрать информацию за пределами страны достаточно сложно, а внутри страны не то чтобы очередь желающих про такие процессы писать. Но это самый важный для понимания политического будущего Беларуси процесс, важнее даже чем результат войны в Украине и даже гипотетического передела власти в Кремле. Этот процесс неоднозначен и сложен, в некоторой степени он уже вышел из под контроля запускателей и живёт сам по себе. Как и в любом таком процессе, с прямой перспективой пожирания самих запускателей в качестве одного из вариантов развития событий.

Есть два основных фактора, которые задают вектор трансформации беларусского общества. Первый из них - массовая эмиграция. Даже если взять за реалистичную оценку цифру в полмиллиона, то речь может идти о 13-15% трудоспособного населения. Точной статистики никто не знает, но косвенно процессы эмиграции влияют больше всего на два видимых сектора: здравоохранение и сфера услуг. С врачами в Беларуси становится хуже с каждым днем, и если раньше медицина со всеми оговорками как структура в сравнении с соседями работала на имидж социального государства, то сейчас процесс развернулся на 180 градусов. Врачей не хватает, это чувствуют практически все. Сферу услуг задела массовая эмиграция высоквалифицированных специалистов, условных айтишников. Отсутствие критической массы людей с высоким уровнем дохода схлопывает целые сегменты на рынках. В основном, конечно, это касается Минска и областных центров. Но мы говорим лишь про видимые части айсберга. Отток в других сферах существует, но он не так заметен.

Второй фактор - изменение качества репрессий. Речь не просто об ужесточении и тотальной зачистке, а об изменении структуры людей, которые под них попадают. Если раньше репрессии применялись, грубо говоря, в отношении “актива” протеста, то сейчас под каток попадают все, кто в принципе интересуется проектной тематикой. Репрессии ещё не перешли в разряд массовых, но уверенно подошли к этой грани. Проверки телефонов патрулями на улицах, в учреждениях, на предприятиях, увольнения заподозренных в нелояльности сотрудников, доносы и т.п. - это стало неотъемлемой частью жизни в Беларуси, и этого не было в такой степени даже год назад. Если раньше для того чтобы чувствовать себя в безопасности человек должен был не участвовать в протестах и не оставлять оскорбительных комментариев в соцсетях, то сейчас необходимо перестать интересоваться политикой через свои гаджеты от слова совсем.

Оба фактора вместе меняют общества и циркуляцию информации в нём. Во-первых, горизонтальные связи между людьми укрепляются, как бы это не казалось странным. Укрепляются в бытовом плане - часть людей “выпадают” из круга общения, часть специалистов выпадают из доступа по причине эмиграции, поэтому люди вынуждены искать новые связи. Беларусское общество становится парадоксальным образом сплоченнее в деле совместного выживания (разумеется, никаких других целей в данный момент ставить перед собой общество не способно). Во-вторых, меняется структура передачи информации.


Но назавтра все проснулись в новых обстоятельствах, которые пока не всеми осознаны. Вот эти обстоятельства:

1. Существование огромного антиэлитного запроса в России. Усталость от власти. Бывшие уголовники и солдаты удачи, которые хотят вооруженного захвата власти - это наихудший из возможных сценариев транзита. Но нашлось достаточно людей внутри России, которых даже этот сценарий вдохновил - настолько ощущается усталость от власти, настолько лозунг “все взять и поделить/обнулить” становится вновь актуальным.

2. Отсюда несопротивление армии. А чему сопротивляться? Люди, которые в большинстве своём пошли рисковать жизнью по контракту ради непонятных целей, просто потому что другой работы с достойной оплатой у них в регионе нет - эти люди должны отдавать свою жизнь за тех, кто богат баснословно и на кого не распространяются законы? Эта ситуация - чисто калька первой мировой. Хотели построить аристократию - построили, со всеми вытекающими. Но на каждого аристократа найдется свой большевик.

3. Отсюда беззащитность перед организованной вооруженной силой, которая готова действовать дерзко. Это главная проблема для Кремля прямо сейчас. Она решается двумя способами:

- Либо надо прекращать войну и восстанавливать нормальную обороноспособность, имея нормальные части быстрого реагирования в резерве;

- Либо надо проводить дополнительную мобилизацию, перенапрягать общество ещё раз, чтобы сформировать эти же резервные части, за счёт высвобождения частей с фронта.

Либо третий вариант - не делать ничего. Вот где-то между вторым вариантом и третьим скорее всего и будет действовать Кремль.

4. Окно возможностей сохраняется. Ворота на Москву открыты для любых желающих, кто может вооружиться бронетехникой и ПВО. Кейс развала фронта и марша ВСУ на Москву перестает быть гипотетическим. Пригожин вчера показал что это целиком вполне реальный сценарий. Но не единственный из сценариев: оказывается, чтобы взять под контроль город-милионник, нужно чуть-чуть техники, решительность и внезапность, и город твой. Регионов в России много.

5. Страх перед смутой работает в итоге на смуту. Потому что решено 0 проблем, а у огромной части людей появилось ощущение что их кинули. У Украины есть огромный потенциал по разложению армии врага изнутри. Нужно лишь немножко пригасить градус ненависти к простым солдатам на той стороне, хотя бы на уровне медиа.

6. Беларусь - максимум выгод из ситуации выжал Лукашенко. Остальные ограничились заявлениями и декларациями, которые уже сегодня с утра выглядят неактуальными. Сторонники перемен массово демотивированны, сторонники власти напротив чрезвычайно воодушевлены. Как есть.


Мятеж, но не революция

До самого конца, риторика и действия Пригожина сохраняли пространство компромисса.

1. Не было критики лично Путина, из военно-кадровой плоскости вопрос не был эскалирован до политических требований. Это главный пункт, почему не стоило торопиться делать выводы о начале смуты, гражданской войны и т.п. Все, кто дружно вчера вывалил видео с призывом готовиться - капитально фальстартанули.

2. Более того, требования вообще не эскалировались. Они оставались неизменными - отставка двух чиновников. По методичкам для революции надо постоянно выдвигать новые требования, они должны быть невыполнимы быстро.

3. Не было назначено новых глав администраций занятых населенных пунктов.

4. Не было призывов к массовым акциям протеста, не было никакой формы мобилизации сторонников. Не выдвигалось никакой программы.

5. Вообще не было попытки построить хоть что-то типа медиа. Голосовые сообщения раз в 4 часа и пара видосов с земли - весьма скудное освещение позиции.

Пригожин хотел договорняка - Пригожин его получил. Все свободны.


Поэтому единственное чем можно “заразить умы” - это сделать так, чтобы все увидели и осознали что та сторона сильнее и неизбежно победит. И что нас там ждут. И что Россия неспособна реагировать быстро. Способна ли была бы среагировать Россия на 20й год, повернись события чуть “активнее”? Задним числом принято говорить что да - так удобнее всем, одним для оправдания своего поражения, вторым для лишней демонстрации своей всесильности. Но на самом деле никто не знает. Сейчас Россия держит все силы на фронте, неизвестно сколько понадобится ей времени чтобы, например, организовать полноценное вторжение с оккупацией Беларуси, чтобы снести новую власть в случае революции. Но пока есть вера в то что она способна это сделать, то в Беларуси ничего не случится. И эта всеобщая вера - ключевое, на чем держится нынешняя беларусская власть.

Это все выглядит очень просто, но сделать так чтобы люди сменили веру - это совсем не тривиальная задача. Это очень сложно и инструкции как это сделать не существует. Тем более, в какой то момент волна придёт сама собой - вопрос лишь что останется к тому времени от Беларуси. Поэтому проще "искать под фонарем, потому что светло" и искать ответы на вопросы в программах реформ, концепциях будущего, "не тех" идеях и т.п., чем в общем-то большинство небезразличных к будущему Беларуси людей и занимается.


“Молодая советская власть не просто так делала упор на крестьян, рабочих, солдатов и бедноту – это была движущая сила революции и критическая масса для реализации идей большевиков”

Это, мягко говоря, не совсем правда. Молодая советская власть (преимущественно состоящая из вчерашних дворян) делала ставку на революционных матросов, красную гвардию и наемников (“латышские стрелки”), сочетая это с абсолютно циничной способностью к политическому предательству с вытиранием ног о вчерашних союзников.

Крестьян большевики не любили. Ленин жаловался что крестьяне по своему образу мышления - мелкая буржуазия, т.е. враги советской власти. Лозунги всеобщего передела земли были украдены у эсеров, тактически чтобы задурить голову тем же крестьянам. Толку от того что формально ты владеешь землей, если за тобой приходит продразверстка?

Феномен удержания власти большевиками - это построение механизма, краеугольным камнем которого было ультранасилие и принуждение к подчинению любой ценой. Была и агитация, и пропаганда. Если человек готов подчиняться под влиянием агитации - отлично. Если не готов - не беда, закончит в подвале ЧК. Солдаты в РККА мобилизовались, а их семьи брались в заложники. Свободный рынок был уничтожен, кто не с красными - тот голодает и умирает. Цинично, но абсолютно эффективно если твоя цель - неограниченная власть, а не построение общества процветания или какие-то национальные интересы (Брестский мир - вот отношение большевиков к национальным интересам. Если надо, пол-европейской части страны сдадим, лишь бы усидеть на троне).

Это мафия в чистом виде, её квинтэссенция. Этот идеально отложенный механизм насилия в условиях всеобщего раздрая перемолол все живое и способное сопротивляться. Но важен контекст - всему миру было не до советской России. Шла война, затем послевоенный передел мира. Были более важные дела чем разборки на каких-то там задворках Европы и огромных просторах северной Азии, тем более ядерного оружия тогда не было, а Китая в нынешнем виде даже не существовало. У большевиков было время, они использовали его на 100%.

Мы сейчас живём в то время когда с фасада слетела шелуха и в итоге осталось старое-доброе насилие как единственный фактор чьей-либо суверенности. Контролируешь территорию - делай что хочешь с ней. Хочешь - играй в демократию, хочешь - строй военную диктатуру. Вопрос лишь в цели.

Поэтому вопросы политических программ, разработки идейных альтернатив и прочих нарративов чтобы заразить умы - важны, но вторичны. Первично - иметь за спиной силу, и единственный нарратив, который способен доминировать - это естественное желание более слабого, беззащитного человека, примкнуть к силе, которая способна его защитить.

Этих силы на арене всего две: Россия и её экономическая и военная мощь против экономической и военной мощи Запада. И результат схватки предсказуем - никто никогда не побеждал военно-экономический союз Запада во главе с США. Коалиции во главе с США выиграли две мировые войны и холодную войну. Выиграют и эту, вопрос времени. Скорее всего не месяцев (но кто знает), а лет или даже ближайших десятилетий. Хотя бы просто потому что экономически Россия не способна развиваться так же эффективно, потому что любые эффективные экономические реформы подразумевают децентрализацию, а децентрализация сразу ставит в России вопрос о её целостности (т.н. дилемма Сорокина )


Параллели проводятся сами собой. Но все же стоит остановиться: разные эпохи, люди и режимы. Что интересно в этом кейсе - так это то, что достаточно одной маленькой непослушной страны, которая тихонько идет на реформы, пока ты не успеваешь тушить пожары - и эта маленькая реформа разваливает огромный блок твоего влияния, просто потому что вызывает эффект домино.

Сейчас, на наш взгляд, больше всего шансов на подобные реформы у Армении. Но кто знает, ситуация меняется каждый день.


Как развалился советский блок

Сейчас, с расстояния в более чем 30 лет, процесс распада советского блока, а затем и самого СССР выглядит естественной и логической цепью событий: экономический кризис, перестройка как ответ на кризис, отсюда гласность и демократизация, невозможность поддерживать союзников, затем тихий и относительно мирный развод. Тем не менее, вернувшись в 89й, можно сказать что из ключевых игроков развала СССР не хотел никто: Горбачев хотел пересобрать СССР, ввел пост президента (т.е. получил формальную власть выше любого предыдущего генсека, который все же опирался на политбюро); Ельцин хотел просто власти и не гнушался ничем ради своей цели; американцы совершенно не хотели развала СССР (еще раз вспомним киевскую речь Буша). А он развалился. Тем интереснее посмотреть на механику как именно он разваливался.

Здесь конечно трудно порекомендовать что-то кроме фундаментального труда Егора Гайдара “Гибель Империи”. Если пересказывать коротко - фатальным для экономики оказалось нежелание советского руководства отпускать цены в свободный рынок, несмотря на все трудности, ну и много других факторов управленческого бардака.

Но если посмотреть внимательно на линию времени, то можно четко найти событие когда восточный блок стал валится. И стал валиться он совсем не в СССР, а в маленькой стране, которая слабо была связана с экономическим кризисом в СССР. Эта страна - Венгрия.

Началось всё с того, что в 1988 году свой пост покинул Янош Кадар - он руководил Венгрией на протяжении 32 (!) лет, прийди к власти буквально на советских танках - его согласовали в Кремле руководить Венгрией после восстания 1956 года. Покинул он свой пост, как ни странно, в основном по причине возраста - ему было 76 лет. И покинул он свой пост не в пустоту - для него была придумана специальная должность председателя ̶в̶с̶е̶в̶е̶н̶г̶е̶р̶с̶к̶о̶г̶о̶ ̶с̶о̶б̶р̶а̶н̶и̶я̶ венгерской социалистической рабочей партии (до этого в партии не было председателя, были только генсеки), таким образом он даже формально пошёл на повышение. Но реальная власть ушла ровно в тот момент, когда он сместился со своего поста.

Его преемник, Грос Карой, начинал как партийный пропагандист, затем дослужился до высших партийных чинов. Он представлял консервативное крыло партии, во много это и определило что его выбрали в качестве преемника. Но последние годы он был вынужден проводить экономические реформы - венгерская экономика оказалась в долговой яме, социалистические методы хозяйствования не давали результатов, экономической поддержки Москвы не хватало.

Поэтому после отхода Кадара от дел, реформы пошли ускоренными темпами - вокруг необходимости их проведения был полный общественный консенсус. Заодно с экономическими пошли и реформы политические в сторону демократизации. Так Венгрия встретила 1989 год.

Среди всех реформ, таких как право на забастовку, свобода печати и т.п. (при сохранении власти правящей партии), одной из реформ было открытие границы с Австрией. Австрия - это не просто сосед Венгрии, фактически это вторая половина бывшей совместной империи. Венгры разрешили свободной пересекать границу со свой стороны. И через границу хлынули... немцы.

В восточном блоке границы между государствами были открыты. Соответственно, как только появилась возможность выехать из ГДР в ФРГ через Венгрию и Австрию, туда хлынул огромный поток граждан ГДР. В таких условиях существование Берлинской стены стало бессмысленным, и она пала. Падение Берлинской стены фактически предзнаменовало конец восточного блока - режимы стали рушится каскадно, а через два года пал и СССР. Кстати, Грос Карой потерял свою должность еще до конца 1989 года. Для венгров все закончилось “круглым столом” по образцу польского и переходом к демократии (правда, не все гладко с демократией случилось потом. Но это уже совсем другая история).


В данном случае программы можно представлять и убеждать что именно эта политическая сила может стать гарантом выполнения этих программ, после которых будет создан новая политическая система, способная к саморегуляции и отвечающая запросу общества.

Есть один очевидный и жирный минус в этой схеме: взять власть здесь подразумевает её не отдавать, как минимум какое-то время. А если потом и отдавать - то поэтапно. И вот здесь мы уже натыкаемся на проблему с мнением общества, у которого любой концепт сильной власти ассоциируется с Лукашенко, и поэтому сама идея сильной власти в демократических массах воспринимается крайне негативно. Посмотрите любые опросы в среде демократических медиа - люди настолько боятся повторения истории, что даже идея сохранения президентства в какой-либо форме кроме представительской вызывает резкое отторжение (напомним в очередной раз, что Орбану в Венгрии отсутствие института президентства не мешает строить классическое мафиозное государство за деньги русских и сидеть на троне пока не вынесут). Что с этим делать - непонятно, потому что мысль “Лукашенко - президент, значит президентства не должно быть и тогда не будет нового Лукашенко” является чуть ли не политической аксиомой.

Простого решения у этого сложного уравнения нет, но определяться нужно и расставлять акценты конкретно, иначе получается кисель. У Офиса и Кабинета ответы на эти вопросы в целом можно найти, но эти ответы не акцентированы и тонут в общем инфошуме политических заявлений.

Ну и напоследок мнение редакции: есть две переменных в этом уравнении, которые помогут настроить нужные фильтры и провести транзит гладко - это доверие и контроль силы. Доверия, как кажется сейчас, нет ни у кого ни к кому. А контроль силы есть у Лукашенко и Москвы. Значит, пока все будет идти по сценарию одной из этих сторон.

20 ta oxirgi post ko‘rsatilgan.