Менская хандра

@menskdoldrums Нравится 0

Ну как не запить в молодёжной стране? Мой патреон: https://www.patreon.com/djafi
Гео и язык канала
Беларусь, Русский
Категория
Блоги


Написать автору
Гео канала
Беларусь
Язык канала
Русский
Категория
Блоги
Добавлен в индекс
14.11.2017 02:58
реклама
Беларуский Телеграм
Каналы, группы, боты и стикерпаки Беларуси.
TGAlertsBot
Мониторинг упоминаний ключевых слов в каналах и чатах.
SearcheeBot
Ваш гид в мире Telegram-каналов
269
подписчиков
~183
охват 1 публикации
~314
дневной охват
~2
постов / день
68%
ERR %
1.68
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
9 упоминаний канала
0 упоминаний публикаций
30 репостов
Мониторинг BY
Мониторинг BY
Паца-Ваца
Паца-Ваца
Паца-Ваца
Паца-Ваца
Паца-Ваца
Паца-Ваца
Паца-Ваца
Белліт
Harmidar
Паца-Ваца
Мониторинг BY
Паца-Ваца
BELARA.GA
Белліт
Беларускі піонэр
Паца-Ваца
Чытаю-страдаю
Телеграм Беларусь
Паца-Ваца
Белавежскi маячок
Паца-Ваца
Священный Белавуд
Беларускі піонэр
Новые каналы
Беларуский Телеграм
Беларуский Телеграм
Каналы, которые цитирует @menskdoldrums
Euroradio
Euroгadio
Euroradio
Анархо-мемы
Press Club Belarus
Euroradio
Euroгadio
Euroradio
Euroradio
Euroradio
Euroradio
Euroradio
Euroradio
Пишу страдаю
Выдавецтва Янушкевіч
ЛiтРАЖ
Михаил Сергеенко
крыцік
Чытаю-страдаю
Пишу страдаю
Белліт
Беларускі піонэр
Euroradio
Euroradio
Euroradio
Euroradio
Беларускі піонэр
Euroradio
Пишу страдаю
Пишу страдаю
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Продолжаю следить за изменениями на Октябрьской
Эйсмонт: «Никаких переносов нет. 4 августа, как и запланировано, с посланием к народу и Национальному собранию обратится глава государства».

Как и планировалось:
Задержанные в Беларуси россияне: «Приехали посмотреть кафедральный собор по совету друзей»

«Двое наших коллег посоветовали нам съездить в Минск и посмотреть кафедральный собор Сошествия Святого Духа и полюбоваться шпилями Минска», — заявил один из задержанных.
Репост из: Euroradio
На YouTube-канал Еўрарадыё падпісана 13 тысяч чалавек. Гэта нешчаслівая лічба! Трэба, каб да выбараў абавязкова стала 14 тысяч. Хаця б. Бо іначай і вынік выбараў будзе нешчаслівы

Мы робім крутыя стрымы, вулічныя апытанкі, задаем пытаннечкі. У студыі Еўрарадыё граюць класныя музыкі! У нас ёсць што паглядзець )

А вось і спасылка на наш Youtube-канал. Вы ведаеце, што рабіць: падпіска, званочак!

Падпішыся на Еўрарадыё: https://www.youtube.com/channel/UC1v_dekbxqgQjBQ2fg39uBg?sub_confirmation=1
Читать полностью
А вот и видео подоспело.

Я не люблю видеоформат. И во время съёмок чувствую себя неуютно. Да и вообще не фанатею от того, чтобы светить где-то лицом. Текст мне намного ближе. Но иногда приходится делать и видео. Получилось вроде бы неплохо.
Как живут Столбцы после вспышки COVID-19
https://euroradio.fm/ru/vsyo-peregorelo-kak-zhivut-stolbcy-cherez-mesyac-posle-vspyshki-covid-19 За март — апрель 2020 года через больницу в Столбцах — райцентре в Минской области — прошло больше 250 пациентов с пневмониями. Когда больных стало очень много, их пришлось возить в соседние города. Вспышку вируса заметили журналисты. Репортажи со свежими могилами на городском кладбище потрясли Беларусь. Всё это было всего месяц назад. Как живут Столбцы сейчас, когда COVID-19 вроде бы отступил. Афіцыйны telegram — https://t.me/euroradio Нефармальны канал — https://t.me/euroradiofm Facebook — https://www.facebook.com/euroradio.fm Twitter — https://www.twitter.com/euroradio Vkontake — https://www.vk.com/euroradio Одноклассники — https://www.ok.ru/euroradio Instagram — https://www.instagram.com/euroradio
В марте — апреле 2020 года через больницу в Столбцах прошло больше 250 пациентов с пневмониями. Небольшой райцентр, где проживает около 17 тысяч человек, пережил вспышку коронавируса.

Когда больных стало очень много, их пришлось вывозить в соседние города: Воложин, Копыль, Марьину Горку, Солигорск. Главврач больницы Светлана Глебко сама перенесла коронавирусную инфекцию. Чтобы никого не заразить — она изолировалась на работе.

Вспышку вируса заметили журналисты и блогеры. Репортажи со свежими могилами на городском кладбище потрясли Беларусь. За репортаж на фоне кладбища сотрудников российского “Первого канала” лишили в Беларуси аккредитации.

В июне я побывал в Столбцах и посмотрел, как живёт райцентр после того, как COVID-19 вроде бы отступил. Текст про это можно прочитать на сайте Еврорадио.
Читать полностью
Актуальная новостная лента на официальном сайте выборов 2020 года за 28 июля. В стране и на выборах ничего не происходит.
https://vybary2020.by/
Сгущёночное дерби решит итоги выборов.
Репост из: Анархо-мемы
"Художественная литература, размышления интеллектуалов, живущих как в пространстве имперских языков европейской современности, так и в пространстве языков ее многочисленных «иных», — это явления, противостоящие отстраненной позиции наблюдателей, характерной для социальных и гуманитарных наук, как они были сформированы в европейской современности и затем адаптированы за пределами Европы местными сторонниками. Но при этом бывший социалистический мир практически не получает внимания ученых, занятых осмыслением имперско-колониальной проблематики, в отличие от «третьего» мира, ставшего очень модной темой научных исследований в последние десятилетия.

Большинство европоцентристских теорий проекта модерна все еще строятся на линейной прогрессисткой модели времени и представляют историю, как победоносный марш от Римской империи к США, при этом опуская истории других европейских империй, даже если они и находились в Европе (Габсбургская империя), в периферической Европе (Россия) или на периферии Европы (Оттоманская империя), но главное, они интерпретируют разнообразные имперские истории незападного мира всегда с точки зрения Западной Европы и США, как единственной универсальной точки отсчета.

Так называемые «субалтерные» теоретики, то есть, представители подчиненных, колонизированных культур, в свою очередь, не занимаются этим отдаленным локалом как из-за отсутствия реальных знаний о нем, так и, главным образом, потому, что Восточная Европа и особенно Россия представляются «другими» обоим мирам — и Западу и радикальному не-Западу. Так называемые советологи и региональные специалисты по России и Восточной Европе во многом зависят от политических и идеологических клише, отметивших само возникновение этих дисциплин.

Кроме того, в теоретическом смысле они опираются на западные постмодернистские теории и редко интересуются постколониальными дискурсами или тем более критикой глобализации. Поэтому исследования российской имперско-колониальной проблематики, создаваемые на Западе, часто весьма информативны, но написаны не только без достаточно широкой теоретической подготовки, но и непременно с европоцентристской историографической позиции, которая лежит в основе социальных и гуманитарных наук как таковых"

Тлостанова
"Жить никогда, писать ниоткуда. Постсоветская литература и эстетика транскультурации".
Читать полностью
"Новостники и репортеры всегда презирали публицистов (и возможно, не без оснований), но крупное издание, которое оказалось, по сути, единственным в нашем языковом поле, не может стать по-настоящему значимым без какой-то внятной смысловой части. Ее дефицит хорошо заметен и по отделу культуры «Медузы», который Колпаков и Солодников, построивший свою карьеру на обслуживании сложившихся культурных иерархий, называют лучшим в стране, в то время как на самом деле его фактически нет — есть пара обозревателей на кино и книжки (собственно, в дни пандемии, навсегда изменившей ландшафт кинематографа, кинообозреватель «Медузы», лишенный привычного графика проката, оказался совершенно беспомощен и за полгода не смог произвести ничего, кроме гидов по творчеству известных мертвых режиссеров). Отдела культуры в издании нет не из-за отсутствия денег, а из-за ошибочного восприятия «культуры», как набора выставок, премьер и предметов дизайна, непонимания того, как работает культура и страха перед ней.

Все значительные постсоветские медиа, а мы знаем их наперечет, возникали как рупор определенного нарождающегося класса — «Коммерсант» поставил амбициозную задачу класс фактически создать с нуля, «Афиша» обращалась к конкретной прослойке молодых горожан, вкусы которой она стремилась формировать, ранний Wonderzine заговорил с девушками в тот момент, когда они начали нащупывать собственные границы.

«Медуза» решила стать изданием «для всех», но мы же уже почти договорились, что взгляд из универсальной позиции, сама возможность такого взгляда — напрасный самообман. Понятно, что люди такие, какие они есть, что именно эти люди смогли сделать издание, а другие не смогли, и глупо требовать, чтобы мышки стали ежиками, но сейчас общее ощущение от «Медузы», как от финала «Марсианина» Рея Бредбери, когда существо, в котором каждый видел то, что ему хотелось, лежит на земле с руками, ушами и ногами разной формы и размера. Понятно, что изнутри это выглядит как «мы ничем не ангажированы и даем информационную картину дня» (хотя да, мы ангажированы еще как, в том числе и своим нежеланием понимать и видеть какие-то вещи), но потом приезжает грузовик, и ты третий год не можешь понять, почему он приехал именно за тобой. То, что технически занимает место главного медиа огромной страны при полном отсутствии конкурентов (и должно нести всю полноту ответственности такого медиа), в кризисной ситуации оказалось по сути маленьким семейным предприятием и начало обороняться от собственных сотрудников и читателей. Галина Тимченко, которая жалуется на «неосталинизм» среды, потребовавшей от нее «отречения», практически в том же предложении сокрушается, что для некоторых в редакции этот проект был не делом жизни, а был всего лишь работой. Это очень поколенческая вещь: люди с советским опытом не могут и не пытаются вырваться ни из языковой, ни из смысловой парадигмы, усвоенной в молодости. Поэтому общественное осуждение — это всегда партком, а совместная деятельность — это всегда строительство ракеты, на которой мы все улетим в космос".

https://kkbbd.com/2020/07/25/meduza-kak-vsy-bylo/
Читать полностью
Читатели НН официально тупые. И не в курсе масскульта. А ведь в его словах есть прямая отсылка. Но нельзя так просто взять и не вспомнить ГИТЛЕРА.
"Они могли бы заняться и планированием пространства: вот там мы поставим некие элементы, чтобы семьи с детьми могли приезжать. Тут сделаем чилл-зону, около КЗ Минск пусть тусуются на багажниках машин с кальянами. Тогда это перестанет работать как общая какофония. Здесь прекрасные резиденты с точки зрения коммуникации – мне есть, с чем сравнить, и более адекватных людей я не видел. Все решатся быстро и легко.

Октябрьская никогда не станет Зыбицкой хотя бы из-за того, как формировалось это пространство. У этой улицы большая история: начиная с заводов, заканчивая муралами. Что бы ни случилось, она всегда будет другой. Зыбицкая похожа на парк аттракционов. Вот в Штатах есть небольшие городки, которые не могут позволить себе стационарное развлечение, поэтому туда приезжают лунапарки. Зыбицкая – это лунапарк. К тому же там происходит постоянная ротация заведений: старые уходят, новые приходят. Из-за этого договориться до чего-то с резидентами сложно. На Октябрьской такого нет. Здесь могут тусоваться байкеры, молодежь – разный набор групп. Они находятся в тесной обстановке просто потому, что им не хватает пространства. Если убрать отсюда автомобили, немного разгрузить улицы, добавить зонирование – ощущение общей свалки исчезнет".
Читать полностью
"Конечно, они никуда не исчезнут. В Беларуси вообще сейчас очень интересный момент: происходит общий крах идеологии, что определенным образом сказывается на молодежи. Ситуацию можно сравнить с 1986-м, когда бахнул Чернобыль и люди разуверились в советской идеологии, перестали считывать послания советского телевидения. Сейчас кризис доверия к мейнстрим культуре, к тому, что показывается по телевизору, к официальными СМИ, к государственным посланиям. Люди становятся в оппозицию, все это декодируют в обратную сторону. Если по телевизору сказали «завтра поднимут зарплаты», население говорит: «а послезавтра их понизят».

При таких условиях как раз и возникают новые сообщества, субкультуры, формы искусства. Но куда это приведет – сложно сказать. Для того, чтобы они возникли, нужны смелость и пространство. Можно вспомнить, как возникало техно в Детройте и Берлине. Сначала в Детройте была американская мечта: каждый мог приехать на завод Форда, потому что это значило, что у тебя появится дом и будешь жить в достатке. Но за несколько лет все это схлопнулось, заводы начали закрывать, многие остались без работы. За 20 лет население города сократилось в три раза. Представь, если бы Минск сократился в три раза – все заводы закрылись и люди массово начали бежать из города. И тогда в Детройте заводские, офисные пространства просто сдавались за оплату коммунальных услуг. Ты мог оплатить только свет – и устраивать целый месяц вечеринки, выставки, мастерские.

Сейчас на улице снова много молодежи с энергией, которую они не могут тут приложить конструктивно. Поэтому все как и раньше – нужны свободные пространства и ресурсы для созидания, которыми эти ребята смогут воспользоваться и заявить о себе.

Например, нынешняя проблема с тегами на улице – откуда она вообще берется? Это старая история про метку, тегирование пространства. Например, когда я учился в Ливии, берберы жили на Западе и они везде рисовали свои знаки, к ним все относились очень негативно, потому что это национальное меньшинство. Меня даже как-то выгнали из такси, потому что водитель подумал, что я – бербер. Поэтому берберы своими тегами утверждали свое присутствие и право на пространство. И часто, когда племена переезжают, происходит ностальгия по дому – поиск дома. Люди пытаются метить территорию, чтобы доказать, что это их место. Иногда это древние символы или символы одного человека.

В 1960-х в Филадельфии был парень Дэррил МакКрэй, которого звали Cornbread (в переводе – Кукурузный хлеб – потому что он любил бабушкин кукурузный хлеб) – он был трудным подростком, мать сдала его в спецучреждение. Его там били, и когда он вышел, начал везде на улицах делать надписи «Cornbread». До этого граффити делали только уличные банды. И это один из первых случаев, когда отдельный человек таким образом говорил: «Я здесь, я существую». Его маргинализировали, сделали изгоем – но для него было важно показать, что он существует. Однажды журналисты написали статью о том, что он умер, – но он был жив и, чтобы доказать это, приехал в городской зоопарк и расписал всех животных. Даже слона затегал! После этого его опять посадили, но зато история про него живет, а он сам стал одним из первых граффитистов.

Так вот, люди, которые оставляют теги, просто хотят показать, что они есть. Это некая боль о том, что их не принимают – в школе, в обществе с ними не хотят коммуницировать. Их не хотят брать на работу. В случае с Октябрьской – улица не инклюзивна для них. Если им предоставят некую площадь, где они смогут обозначить свои символы, они будут комфортно себя чувствовать и теги перестанут появляться.

Самый идеальный формат, если бы наше комьюнити наняло какое-то агентство, которое бы работало с позиционированием улицы – с посланием, которое улица несет.
Читать полностью
"Несмотря на то, что Октябрьская всегда считалась субкультурной, мы – ее резиденты – уже стали доминирующей культурой. У «Лавки», «ДЭПО», «Хулигана», «Галереи» сформировалось свое видение, какой должна быть улица.

Резиденты улицы уже не являются субкультурой, разве что в рамках Беларуси. В рамках Октябрьской это доминирующая культура, а субкультурами как раз являются небольшие группы, которые сюда приезжают на мотоциклах, с кальянами, подростки, которые ничего не покупают в заведениях – возможно, даже по принципиальным соображениям. И по таким же соображениям мусорят, разрисовывают улицу, бьют стекло – стоят в оппозиции к доминирующей группе. Это их субкультурный протест.

Конечно, резиденты в ужасе от всего происходящего. И возвращают свои страхи гостям улицы. И получается замкнутый круг. Ребята, которые валят стремное музло – это страшный сон «Хулигана». А подростки, которые бухают на лавках и ничего не покупают, – это страшный сон Enzo. И чем больше эти страхи транслируются в общественном поле, тем больше это отражается на поведении гостей. Это история о том, что когда мы говорим о гостях улицы как о чем-то инородном, ужасном, плохом – именно так они себя и ведут. Так что пока мы сами не справимся со своими внутренними демонами, они все время здесь будут появляться.

Не надо говорить каждому «полюби меня». Но когда ты говоришь «кошмар, на улицу приезжают люди с кальянами», трубишь об этом во всех СМИ...

И они из принципа будут сюда ехать. Причем все раньше и раньше. Чем больше мы говорим о том, что здесь творится трэш, тем чаще люди из Шабанов и других окраин думают: «Чем бы сегодня заняться? О! Так пишут, что на Октябрьской можно делать все, что угодно – поехали туда!» Вот так это работает, поэтому нужно сменить гнев на исключительно положительную коммуникацию. Очень сложно быть плохим, когда все говорят о тебе, как о хорошем человеке.

Есть определенные условия, при которых возникают субкультуры. Одно из них – молодежь должна быть в большинстве для того, чтобы не бояться создавать новые формы. Субкультуры также апроприируют символы доминирующей культуры и интерпретируют их по-своему, иногда приобретая неожиданные и брутальные формы. Вот в Европе давно не рождалось новых субкультур, потому что демографически молодежь была в меньшинстве. В то же время есть прекрасный пример у приматолога Джейн Гудолл. История бородатая: она наблюдала шимпанзе Майка в одной из групп приматов в Танзании. Майк был изгоем – его всегда гнобили альфа-самцы. После некоторого перерыва в наблюдении она заметила, что Майк стал альфа самцом, и сразу не поняла, как это произошло. Оказалось, что Майк ворует канистры от бензина, приходит с ними в племя и распугивает всех ужасным шумом. Из-за этого альфа самцы стали бояться и признали в нем главного. Это изменило порядок племенной иерархии. Поэтому в определенных обстоятельствах общие социальные законы могут перестать работать.

В определенный момент субкультура создает шум, помеху, в результате которой послания доминирующей культуры перестают считываться. Совсем. Для того чтобы сохранить консенсус, доминирующей культуре приходится изменять символы, поведенческие механизмы, чтобы сделать ее популярной. В противном случае доминирующая культура терпит крах. Я думаю, представителям сообщества надо изучать молодежь, думать о том, что она слушает, выделить ее символы, чтобы включить их в общее пространство. Чтобы подростки, которые приходят на улицу, ощущали, что это место – и их дом тоже, и они тоже включены в процесс".
Читать полностью
"С охраной внутри улицы и нарядами ОМОНа идея очень плохая. Это история про контроль. Давай начнем издалека. Несмотря на то что мы научились водить автомобиль и пользоваться айфоном, наши поведенческие механизмы мало отличаются от поведения приматов и даже мышей-полевок. Есть определенные паттерны, по которым мы действуем, и делаем это в основном бессознательно.

Есть такое понятие – треугольник Карпмана – этот психолог изучал ролевые модели в обществе. Он понял, что когда в сообществе появляется роль контролера, или же агрессора – кто-то автоматически берет роль жертвы и спасателя. В данном случае контролером-агрессором, если внедрить на Октябрьскую охрану, будет та самая охрана или милиция. Проблема в том, что контролировать постоянно, днем и ночью, семь дней в неделю, она не сможет. А когда треугольник сформирован, роль агрессора или контролера неизбежно кто-то берет на себя – и эту роль будут выполнять просто другие люди.

Вот проблема Зыбицкой и насилия на ней как раз связана с тем, что людей когда-то начал разгонять ОМОН. И после этого роль агрессора, моралиста начали выполнять сами люди. Возможно, даже бывшие жертвы.

Так что если сюда внедрить охрану, ОМОН, то это породит еще больше проблем и среда станет более агрессивной.

Выгонять вообще не надо! Это вопрос включения в улицу разных групп. Я бы думал о каком-то зонировании. Например, все хорошо с пространством, музыкой и организацией на площадках рядом с Moby Dick и Dandy Land. Но дальше по улице этого нет.

Еще очевидно, что трафик людей на улице после эпидемии увеличился. И есть вопрос, кому вообще принадлежит это пространство: людям или автомобилям. Днем здесь можно оставлять машину – трафик маленький, проблемы нет. Но на ночь я бы убрал автомобили с улицы, поставил шлагбаум и сделал улицу пешеходной. Это бы освободило пространство для людей".
Читать полностью